АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава

Но и бессмертное самосущее - разумная душа - не есть, по Фоме, бытие само по себе. "Никакое творение не есть свое собственное бытие, но только причастно бытию"53. Фома различает два типа предикации зависимо от того, высказывается ли предикат о вещи сущностно либо только показывает на причастность. К примеру, "свет высказывается об АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава освещенном теле как нечто, чему это тело только причастно"54. Субъект, который только причастен предикату, "находится вне того, чему он причастен, и поэтому в каждом творении само творение, имеющее бытие, есть нечто другое, чем это бытие"55. Предикат "сущий" высказывается сущностно только об одном субъекте - о Боге, ибо Бог есть бытие, а АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава творения только имеют бытие - повторяет Фома тезис Боэция. Так как бытие - это благо, то "Ѕог именуется благим сущностно, ибо он есть само благо, а творения именуются благими только по причастности, ибо они имеют благо, так как есть все постольку, так как оно благое"56.

Важный принцип средневековой философии и теологии, от АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава Боэция до Фомы, говорит: во всем, что вне Бога, суть и существование (бытие) - не одно и то же. Бытие тождественно благу, совершенству и правде. "Есть нечто, в предельной степени владеющее правдой, и совершенством, и благородством, а как следует, и бытием: ибо то, что в большей степени поистине, в АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава большей степени есть"57. Так как ens et bonum convertuntur (бытие и благо - обратимы), то зло - это небытие, оно "существует только в благе как собственном субстрате"58. Есть благо само по себе - Бог, но нет зла самого по для себя, одного первичного начала зла, злой сути как такой: бес - это АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава небытие. Зло живет благом и за счет блага, оно хоть и преуменьшает благо, но не может убить его. От Августина до Лейбница мы встречаем один и тот же метод разъяснения мирового зла, одну и ту же теодицею. "Совершенство вселенной просит, чтоб в вещах присутствовало неравенство, чтоб осуществились все ступени АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава совершенства... Совершенство вселенной просит, чтоб были некие вещи, которые могут отойти от собственной благости... В этом и состоит суть зла, т.е. в том, чтоб вещь отступала от блага"59. Бог, согласно Фоме, есть причина зла не субстанциально, а акцидентально, так как совершенство целого нереально без ущербности неких частей.

Вопрос о АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава соотношении бытия и Одного решается у Фомы так же, как у Аристотеля: "Хоть какой предмет обладает единством в той мере, в какой обладает бытием"60.

В мире Фомы подлинно сущими оказываются в конечном счете индивиды; этот персонализм составляет базу как томистской онтологии, так и средневекового естествознания, предмет которого - действие личных "укрытых сущностей АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава" - "деятелей", душ, духов и сил. Как пишет в этой связи Э. Жильсон, "томистская вселенная населена персональными актами бытия... Начиная с Бога, который есть незапятнанное абсолютное бытие и тем нечто единственное в собственном роде, и кончая мельчайшей из субстанций, каждое сущее обладает своим своим актом существования, с помощью которого АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава оно есть"61.

Соответствующая для аристотелевской традиции и для средней схоластики (Альберт Величавый, Фома Аквинат) трактовка бытия, предполагающая тесноватую связь бытия с категорией сути, пересматривается в номинализме XIII-XIV вв. Хотя средневековый аристотелизм - от Боэция до Фомы - и проводил различие меж бытием и сутью (ибо только в Боге бытие и суть АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава совпадают), но сохранял положение Аристотеля, что суть стоит к бытию поближе всех других категорий. А так как суть постигается только разумом, то отсюда вытекает, с одной стороны, интеллектуализм томистской онтологии и, с другой Ч строго иерархическая структура тварного мира. В номинализме определяющее значение получает мысль божественного АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава всемогущества, и творение рассматривается как акт божественной воли. Тут номиналисты опираются на Дунса Скота, утверждавшего, что "ничто, не считая воли, не является предпосылкой всего того, чего желает воля"62. Божественная воля, таким макаром, есть верховная причина всякого бытия и не имеет над собой ничего принудительного, не считая 1-го только закона противоречия: Бог не АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава может сотворить только то, что содержит внутри себя противоречие. Но номиналисты пошли существенно далее Дунса Скота: если Дунс Скот считал, что в воле Бога был выбор сущностей, которые он желал сотворить, то Уильям Оккам упразднил само понятие сути, лишив его того основания, которое оно имело в АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава ранешней и средней схоластике, а конкретно существования мыслях (общих понятий) в божественном уме. Идеи не есть в божественном уме в качестве прообразов вещей; поначалу Бог собственной волей творит вещи, а идеи появляются в его уме как репрезентации вещей, представления, вторичные по отношению к самым вещам.

Не случаем по отношению к АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава номинализму утвердилось заглавие "новейшей школы" (via moderna - новый путь): тут пересматривается не только лишь прежняя средневековая, да и древная философская традиция, как платоновская, так и перипатетическая. Правда, номиналисты не разрывают с Аристотелем, они только дают ему новейшую интерпретацию, делая упор на учение Аристотеля о первой сути как единичном АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава индивиде, "вот этом". Согласно Оккаму, реально существует только единичное. "Неважно какая вещь вне души, - пишет он, - сама по для себя единична... И не следует находить какую-либо причину индивидуации... Быстрее необходимо было бы изучить, каким образом что-то может быть общим и универсальным"63. С этой точки зрения суть (субстанция) утрачивает свое АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава значение без помощи других сущего, которому принадлежат акциденции, не имеющие бытия без субстанций, другими словами утрачивает собственный бытийный статус: Бог, согласно номиналистам, может сделать всякую акциденцию, не нуждаясь для этого в субстанции. По словам Петра Ломбардского, "Бог может сделать всякую акциденцию без посредствующей субстанции только своим действием (in АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава ratione effectus), как следует, может сделать всякую акциденцию без другой и субстанцию без акциденции - своим действием"64.

Так как суть таким макаром теряет собственный нрав бытия по преимуществу, исчезает и принципное различие меж субстанциальными и акцидентальными определениями; субстанциальные формы теряют свое прежнее значение. Суть для номинализма не есть больше то, что АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава дает вещи ее бытие. А потому умопостигаемое бытие вещи и ее обычное наличное, эмпирически данное бытие, другими словами ее явление по существу оказываются тождественными. Номинализм не признает разных бытийных уровней вещей, их онтологической иерархии. Отсюда равный энтузиазм ко всем деталям и подробностям эмпирического мира, который характеризуется обычно как эмпиризм АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава.

Номинализм сформировывает и новое представление о зании и природе познающего разума. Если в схоластике от Бонавентуры до Фомы предметом всеобщего и нужного познания являются сути (субстанции), т.е. умопостигаемые действительности, то, согласно Оккаму, зание ориентировано не на суть вещи (т.е. не на вещь в ее всеобщности), а на АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава саму вещь в ее единичности, и таково интуитивное зание (cognitio intuitiva). А это означает, что мы познаем не сути, а акциденции, и здесь раскрывается возможность для трактовки познания как установления связи меж акциденциями, другими словами как ограничивающегося уровнем явлений. Это ведет к пересмотру важного принципа аристотелевской логики и онтологии, гласящего АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава, что суть (субстанция) есть условие способности отношений. В томизме гносеология не существует без помощи других, независимо от онтологии, ибо то, что разум познает при помощи понятий, есть бытийное определение вещи, ее суть, и лишь на уровне чувственного зания (воображения) вещь, согласно Фоме, рассматривается в ее отношениях АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава, а поэтому чувственное зание есть продукт познающей души и может вводить в заблуждение.

Другая картина зания в номинализме; тут зание как таковое есть всегда продукт познающей души; предмет интуитивного зания и представление об этом предмете - это две различные действительности, а поэтому всегда может быть получить интуицию того, что реально АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава не существует. Только одна действительность дана разуму так, как она существует сама по для себя: сам разум. Согласно Николаю из Отрекура, так же, как от существования одной вещи нельзя заключать к существованию другой (ибо вещь никогда не рассматривается в ее всеобщности), нереально делать заключение от представления о вещи к самой вещи, Ч АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава ведь Бог всегда может породить в душе представление, которому не соответствует ничего в действительности. Статус разума, таким макаром, не достаточно отличается в номинализме от статуса воображения, ибо разум понимается как некоторая самостоятельная, внутренняя деятельность, лишенная онтологических корней, лишенная связи с наружными ему вещами.

Теоретическая способность в номинализме утрачивает собственный АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава бытийный нрав, разумы больше не рассматриваются как высшие в иерархии сотворенных сущих. Разум - это не бытие, а представление о бытии, направленность на бытие, субъект, противостоящий объекту. Из реальной сути дух преобразуется в интенциональность. В то же время субъективистское толкование духа тянет за собой вывод, что явления психологические АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава достовернее физических, так как даны нам конкретно - положение, чуждое не только лишь древней, да и средневековой философии. Таковой подход содействует выделению гносеологии в самостоятельную область исследования; в теологии подчеркивается ценность веры перед познанием, воли перед разумом, практического начала - перед теоретическим.

Via moderna номинализма в главном одержала победу к АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава XV в. и подготовила в значимой мере трактовку бытия в философии нового времени.

Другим значимым фактором, разрушавшим унаследованную от античности онтологию, были магические течения XIII-XIV вв. Обращаясь по большей части к традициям неоплатонизма, в особенности к христианскому неоплатонизму Дионисия Ареопагита, мистики но значительно переосмысляли старенькый неоплатонизм. При всем АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава этом они исходили из специфичной интерпретации догмата о боговоплощении. Так, согласно Мейстеру Экхарту, боговоплощение нужно осознавать не как единожды свершившийся акт воплощения Бога-Сына в человеке Иисусе из Назарета; рождение Отпрыска происходит в каждой людской душе. Человек, таким макаром, мыслится Экхартом не просто как творение (такой только "наружный", телесный человек АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава), как рождение в Боге "внутреннего", духовного человека. Заветная и непостижимая "святая святых" души, которую Экхарт именует "основой души", "крепостью", "искоркой", не тварна, а божественна; по Экхарту, она даже "до этого Бога", и, чтоб постигнуть ее, Бог должен стать больше, чем Богом65. В этой собственной духовной глубине человек един с Богом АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава, здесь он есть Бог. "Бытие Бога есть моя жизнь, - пишет Экхарт. - А если моя жизнь есть бытие Бога, то бытие Бога должно быть моим и суть Бога - моей сутью"66. Возрождая, таким макаром, мотивы гностицизма, Экхарт делает учение магического пантеизма, в каком устраняется различие твари и творца, т.е. бытия и АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава сущего, как его понимала ортодоксальная христианская теология. "Так как нечто имеет бытие, постольку оно равно Богу. Один знаток гласит: бытие настолько чисто и настолько высоко, что все, что есть Бог, есть и некоторое бытие (ein Sein). Бог не узнает ничего, не считая бытия, он не знает ничего, не считая АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава бытия; бытие есть его кольцо... Я говорю: все твари сущность его бытие"67.

Магия Экхарта оказала сильное воздействие на новоевропейскую трактовку бытия, дав толчок к развитию пантеизма. Предстоящее развитие мотивы Экхарта получили у Николая Кузанского, создавшего необыкновенную логику - логику феномена для выражения нового - гностико-пантеистического мировоззрения эры АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава Возрождения. Как и Экхарт, Кузанец отчаливает от неоплатонизма. Но центральное понятие платоников - Единое - он определяет не через его противоположность иному - безграничному, как это мы лицезрели у Платона, Плотина, Прокла. Согласно Николаю, Одному ничто не обратно, ибо Единое есть всё - формула пантеизма, которую мы лицезреем и у Бруно, и у Спинозы, и у АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава Лессинга, Шеллинга (периода философии тождества), и, в конце концов, в волюнтаристическом варианте пантеизма - у Шопенгауэра, Эд. Гартмана, А. Древса и др. У Кузанца Единое (абсолютный минимум) тождественно собственной противоположности - безграничному (абсолютному максимуму). "Максимальность совпадает с единством, которое есть и бытие"68. Подобно тому как у Экхарта бытие творений АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава есть бытие творца, у Кузанца (в 1-ый период его творчества) совпадение противоположностей значит в сути тождество Одного и Материи. У Кузанца, как и у Экхарта, каждый человек есть Отпрыск Божий, но конкретно в том смысле, что каждому присущ мозг - Логос, содержащий в свернутом виде все содержание мира. Зание есть АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава развертывание Логоса; разум - это прототип всякой вещи. Конкретно поэтому, что Кузанец наделяет человека божественным разумом, он считает вероятным отменить закон тождества как принцип конечного (рассудочного) мышления и поставить на его место закон совпадения противоположностей, позволяющий человеку (при всех обмолвках Николая) приблизиться к божественному методу мышления. Благодаря этому новенькому закону мышления падает АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава преграда меж непостижимым для человека миром божественного бытия и сотворенным миром конечных вещей; последний теряет свою определенность, которую обеспечивал ему закон тождества, либо непротиворечия, и приобретает те же черты неуловимости и парадоксальности, что и божественное бытие, если его пробовать узнать при помощи людского разума (отсюда и АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава тезис Кузанца, что настоящее познание есть ученое неведение). Вкупе с законом тождества отменяется и аристотелевская онтология, предполагающая различение сути (как постоянного начала в вещи) и акциденций как ее изменчивых параметров. Онтологический статус сути и акциденций уравнивается, и тут Николай Кузанский оказывается последователем номиналистов. Согласно Аристотелю, суть есть то, что АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава ничему не обратно: такая суть не только лишь конечных вещей, да и Бога. Напротив, у Николая не только лишь конечные вещи, да и нескончаемый Творец определяется через соотнесение противоположностей, и поэтому отношение становится первичнее сути. Всякое сущее конкретно в собственном бытии (а не через свои характеристики) отнесено к другому АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава (а поточнее - ко всем) сущему: отношение составляет сейчас само сердечко бытия: бытие сущего конституируется через его отношение к другому (а у самого Николая - через отношение к нескончаемому огромному количеству других, почему все и теряет свою определенность). Понятно, почему рождающаяся в эру Возрождения функционалистская онтология просит в качестве предпосылки допущения АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава бесконечности мира: определение через отношение по существу не имеет конца, ряд "других" принципно незавершим, ибо на место бытия как стойкости и неизменности встает, по существу, то, что в древней философии носило имя становления: нескончаемый и незавершимый процесс. Новый тип онтологии находит свое отражение и в арифметике - в идее инфинитезимального исчисления, и АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 9 глава в физике - в виде закона инерции, с этого момента определяющего собой естественнонаучное мышление. У Кузанца мы находим логико-онтологические предпосылки нового типа мышления; у Николая Коперника и Галилея, у Декарта и Ньютона на основании этих предпосылок разрабатываются главные положения космофизики и онтологии нового времени.

Начало формы

Конец формы


arhitekturnaya-skazka-m-f-kazakova-statya.html
arhitekturnie-formi-mesopotamskogo-iskusstva-referat.html
arhitekturnie-osobennosti-proektirovaniya.html